icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Иркутское время
16:53
Вторник, 27 Июля
Рекламный баннер 990x90px top

Детство военной поры

2020-07-04

Анна Шкаленова (Паженцева)Наша семья состояла из четырёх человек: отца Алексея Ниловича, мамы Клавдии Николаевны, меня и младшего братишки Георгия. Начало войны застало нас в небольшом посёлке на берегу реки Урик, там на золотом прииске работали родители.

22 июня 1941 г. начальник прииска приехал из Иркутска, собрал на митинг всех жителей посёлка и объявил, что началась война с Германией. Он привёз «бронь» на своих работников, но из-за тяжёлого положения на фронте «бронь» с работавших на прииске мужчин сняли и в феврале 1942 г. призвали в армию, в том числе и отца.

Прииск закрыли. Работы не было. Мы с мамой и братом были вынуждены покинуть посёлок. В маленькой деревушке Уваровской мама присмотрела небольшой домик, но денег на его покупку не было. У мамы был отрез на пальто, его она и обменяла на дом. У нас был конь, его мама обменяла на корову, которая стала нашей помощницей и кормилицей. На ней пахали огород, возили сено и дрова. Те, кто держал скотину, облагались налогом, необходимо было в течение года от одной коровы сдать государству 250 литров молока или 7 кг топлёного масла. А корова полуголодная была, поэтому молока давала мало, масло мы тоже не видели.

В основном питались овощами, выращивали на огороде картошку, капусту, морковку, лук-батун, турнепс. Картошка родилась очень мелкой, потому что семенным материалом были картофельные очистки. Сахара не было, его заменял турнепс, который парили в русской печке - «парёнки». На зиму турнепс замораживали, потом заносили в дом и грызли. Весной собирали мороженую картошку. Это и были наши сладости. Летом собирали черемшу, крапиву, грибы и ягоды. Осенью мама ходила в тайгу добывать кедровые орехи и собирать древесную серу, дома её перетапливала и меняла на овёс. Мама сама сделала из камней небольшую мельницу и молола овёс. Пекла овсяно-картофельные лепёшки, от которых в горле кололо. Муку нам выдавали по карточкам, в месяц 25 грамм на человека. Из муки мама варила «затируху» - жиденький кисель. И помню, было одно желание - досыта поесть хлеба.

В школе я проучилась только один месяц, когда к нам в деревню приехала эвакуированная учительница с маленькой дочкой, но из-за сильного голода она вскоре уехала. В школу мы стали ходить уже после окончания войны. Игрушками нашего детства были куклы из тряпок. Из костей крупного рогатого скота делали бабки, машинки, мячи катали из коровьей шерсти. С одеждой было плохо, у нас с братом было одно на двоих плюшевое пальтишко, в котором мы по очереди выходили на улицу. Электричества в деревне не было, зимой темнело рано и вечерами мы сидели в потёмках. Иногда мама делала «светильник» - скручивала тряпочку, обмакивала её в жир, клала на тарелочку, поджигала и читала нам письма отца. Он писал, что служит на 3-м Украинском фронте, дважды был ранен, лечился в госпитале. Один раз прислал письмо на красивой бумаге, на которой были яркие изображения, похожие на огурцы. Нам с братом так понравился яркий рисунок, что мы прилепили письмо на стену, как картинку.

Об окончании войны мы узнали от соседки, которая принесла эту новость из другой деревни. Хорошо помню, как в декабре 1945 г. вернулся отец. Зимний вечер. Сумерки. Мама достала из мешка кедровые орехи, сидим втроём, щёлкаем их, утоляем голод. Вдруг стук в окошко. Мама к окну, да как закричит: «Ребятишки, отец вернулся!». Зашёл в дом усталый отец в солдатской шинели с вещмешком на плечах. Сколько же было радости! Отец живой, ещё и с подарками! Мне – брезентовые туфельки на деревянной подошве, брату – трофейный складной набор: вилку с ложкой, маме – скатерть, в которую он завернул конфеты-«подушечки». Пока он добирался до дому, конфеты смялись, повидло вытекло. Мы отскребали конфеты и долго ещё с братом лизали скатерть, не давали маме её постирать. Позже из отцовской шинели мама сшила мне пальто.

С тех пор прошло уже 75 лет, но голодное военное детство в памяти осталось на всю жизнь, и я хочу, чтобы нынешнее поколение сохранило правдивую, настоящую историю последних живых свидетелей той ужасной войны.

Ещё я верю, что светлая память об отце навечно останется в сердцах моих потомков. Отец прошёл трудный боевой путь. Когда вернулся с фронта, ему было всего 30 лет. Участвовал в операции «Уран» по окружению и уничтожению фашистской группировки войск в районе Сталинграда, участник Белградской и Будапештской наступательных операций по освобождению Югославии и Венгрии. Награждён двумя медалями «За отвагу», медалями «За освобождение Белграда», «За взятие Будапешта», «За Победу над Германией».

Анна Шкаленова (Паженцева)

 

582

Оставить сообщение: