icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Иркутское время
17:33
Пятница, 25 Июня
Рекламный баннер 990x90px top

И у меня есть неизменная, далекая провинция – война…

2020-03-21

Время унесло их облик из памяти. Многих из тех, кто был моложе не вернувшихся, уже нет на свете. Но жива память о них, потому что эта горькая память неотделима от войны – того связующего начала, что объединяет народ нашей России.

Скажу честно, понимать сердцем Великую Отечественную я стала гораздо позже других. Даже то, что мы знали от бабушек и родителей, казалось большой, трагической, но абстрактной историей.

Знать свою великую историю очень важно для всех нас. Долг сегодняшних поколений – беречь память о своих солдатах, гордиться осознанием того, каким народом мы являемся.

Известно, что народ, теряющий свой язык, культуру, память, в скором времени перестает быть народом. Не знаю, каким человеком я стала бы, если не тот по-летнему теплый майский день. Однажды (мне было уже около двадцати лет) я вошла в дом, когда прозвучали позывные радиостанций всей страны, и началась минута молчания в честь солдата Великой Отечественной. И только тогда я вдруг именно сердцем поняла, что солдат прошедшей войны – это и мой молодой еще дедушка, и братья моих родителей, не успевшие до войны завести свои семьи, чья жизнь оборвалась и на поле Прохоровки, и в горьком немецком плену.

Я вспомнила, что бабушка получала двадцать семь рублей пенсии за погибших сыновей, отказавшись от своей, заработанной тяжелым крестьянским трудом. Мама иногда говорила, что хотела бы знать места захоронений, если они существуют как таковые, мечтала поклониться праху отца и братьев.

Подумать только, дедушке было тридцать семь лет, когда он пошел воевать, а юному дяде Николаю, ушедшему на фронт добровольцем - семнадцать! Как долго семьи надеялись на чудо, ждали своих солдат, ведь иногда и после полученных похоронок они возвращались домой.

Только чудом можно считать возвращение старшего брата матери Ивана из Освенцима, в котором ему довелось пробыть два долгих года… Наверное, спасло его то, что здоровому деревенскому парню было всего восемнадцать лет. Иван Иннокентьевич не любил вспоминать о жизни в плену, честно трудился до самой старости. Вернулся и старший брат отца Буяев Степан Федорович, его не стало несколько лет назад, в возрасте более 95 лет. Глядя на таких людей, понимаешь, почему мы победили. Они смогли выстоять и выжить, чтобы донести нам правду о судьбоносных годах нашей Родины.

Но не вернулись десять (!) славных солдат нашего рода, сложили головы за свое Отечество.

Сегодня я в очередной раз убеждаюсь в том, что человеческая жизнь интереснее любого кино: через шестьдесят с лишним лет мама наконец-то получила долгожданную весточку от замечательных людей из группы «Поиск».

Благородный энтузиаст Василий Мединский и его помощники, в числе которых и совсем молодые ребята, дарят родственникам погибших солдат драгоценную память о славных защитниках нашей Отчизны.

Хорошо понимаю волнение матери, читающей эти краткие строчки, дорогие ее сердцу: «Хомонов Иннокентий Петрович (ее отец), 1904 г.р., погиб в бою на Калужском направлении. Остался на поле боя, поэтому считается без вести пропавшим…».

Для моей матери это своеобразная встреча с ее детством, которое она хорошо помнит до сих пор. В ее памяти отец навсегда остался молодым, жизнерадостным, надежным человеком.

У наших бабушек, солдатских вдов и матерей, так много общего в судьбе, одной для многих советских женщин, испытавших все трудности военного времени.

Общее в судьбе моих бабушек даже то, что их старшие сыновья испытали ужасы бесчеловечного немецкого плена. Только бабушке Анне не повезло больше: сын Александр умер в концлагере Шталаг в Германии. Раненому солдату пришлось добывать неподъемный немецкий камень в ужасающих условиях, наш двадцатипятилетний дядя прожил в этом аду всего четыре месяца… Об этом мы узнали через много десятков лет. Может, и к лучшему, что об этом не знала бабушка, которой когда-то пришла весть о сыне, пропавшем без вести.

Есть у меня мечта: побывать в Германии, ведь никто из родственников до сих пор не был в Дрездене, не почтил память Александра и тысяч других узников Цайтхайна. Но нет пока возможности матери, уже пожилой пенсионерке, и мне, простому бюджетнику, положить цветы на камни Шталага…

Успокаивает одно: все наши воины, нерусские по происхождению, но настоящие патриоты России, не посрамили своих имен, родной земли, оставили о себе чистую память.

Анна Граф

 

 

461

Оставить сообщение: