icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Иркутское время
05:17
Sunday, 13 Июня
Рекламный баннер 990x90px top

Под белым солнцем Памира

2020-02-16

Едва ли не единственной силой, которая могла сдерживать противоборствующие силы и защитить мирных жителей, стали российские военные. Среди всеобщей разрухи помощь наших миротворцев была критически важна для страны, само существование которой находилось под угрозой. В числе тех, кто в середине 90-х нес службу в «горячей точке», был наш земляк, уроженец деревни Захаровская Алексей Рыбин.

Уже четверть века утекло с той поры, но остались ярким воспоминанием месяцы, проведенные на таджикско-афганской границе. Весной 1994-го Алексей был призван в армию. Служба началась в поселке Приаргунск, в пограничных войсках. Вскоре молодых солдат начали готовить к отправке в Чечню, и уже ждали борт самолета, спали по форме на сетках-кроватях, но потом планы командования поменялись, было решено отправить в Таджикистан на замену новосибирскому подразделению.

– Вылетели мы туда в начале мая, - вспоминает Алексей Валерьевич, - а у нас в Забайкалье еще холодно, мы все в бушлатах. Приземлились на аэродроме в Душанбе ночью, и когда открылся грузовой люк, все испытали шок. Вокруг яркий свет, такое солнце – я никогда не забуду. И жара 37 градусов, и запахи цветов, как будто цистерна духов разлилась.

Как говорит мой собеседник, первыми эмоциями сибиряков, прежде ничего подобного не видевших, были шок и удивление от окружающего пейзажа. Позже, когда во время перехода колонны на полигон Ляур из темноты по машинам была выпущена автоматная очередь, пришел страх и осознание, что здесь все всерьез. На базе российских миротворцев группу готовили к предстоящим военным действиям, ведь в условиях гражданской войны столкновения с боевиками были неизбежной реальностью. После чего подразделение перекинули на Памир, в Хорогский погранотряд, затем в Рушан, и уже оттуда маневренную группу из 195 человек распределили по трем пограничным точкам.

Вдоль реки Пяндж, естественной границы между двумя странами, идет единственная дорога, соединяющая приграничный Хорог и столицу Таджикистана. На контрольно-пропускных пунктах российские военные проверяли машины, ежедневно пресекая попытки провезти в страну нелегальное оружие и наркотики.

– Такого объема наркотиков я никогда в жизни не видел, - говорит Алексей, - перевозчики прятали под обшивкой, в колесных дисках, в двигателе, но мы все изымали. В конце смены собранный «улов» обливали соляркой и сжигали.

Жить пограничникам приходилось в землянках, в блиндажах, в самых суровых полевых условиях. В кишлак ходили за продуктами, обменивая на мыло, сгущенку. Местные жители хорошо относились к солдатам, понимали, что только присутствие российских военных дает надежду на мир и спокойствие. Приглашали домой и готовы были отдать последнее, порой угощая сваренным из скудных запасов постным пловом. Там же у местных удалось выменять за четыре банки тушенки старенький фотоаппарат и купить пленки. Сами фотографировали, проявляли в каптерке, чтобы не узнал командир. На черно-белых снимках видны за рекой афганские тропы, где по ночам ходили небольшие караваны. Круглые сутки наблюдатели следили за перемещениями вдоль границы, особенно ночью, и при любых попытках переправиться на плотах через реку шла команда стрелять на поражение.

В знойном воздухе, где носились дурманящие ароматы цветов и трав, висело чувство тревоги, смешанного с привычным уже ожиданием. Вместо обещанных двух месяцев солдатам пришлось провести в Таджикистане полгода, не было смены, и невозможно было отправить весточку домой. А дома все это время тревожились, не получая писем от Алексея. Он вспоминает, как приехал после завершения службы – вышел на остановке в Захаровской, подошел к отчему дому, увидел, как хлопочет в окне мать, и боялся войти, а мама, увидев на пороге сына, едва не рухнула без чувств.

После армии Алексей поработал в полиции, позже вернулся в колхоз, женился, жизнь текла своим чередом. Вместе с супругой Аленой начали свое дело, открыли магазин. Когда сын Ефим, юный футболист, вошел в состав детской команды «Локомотив», семья Рыбиных переехала в город, наезжая в родную деревню по делам. Сейчас Алексей немного сожалеет, что не остался по контракту, хотя с военкомата его, служившего в горячей точке, приглашали не раз. За давностью лет забылись названия мест, имена сослуживцев, но как напоминание об опасной, но с честью выполненной миссии остались любительские фотографии, где под белым солнцем Памирских гор среди ущелий течет пограничная река Пяндж.

Мария НАДЕИНА

406

Оставить сообщение: