icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Иркутское время
19:12
Среда, 28 Июля
Рекламный баннер 990x90px top

Помню ту войну…

2020-02-08

«Вот оттуда у нас дивный неповторимый лексикон украинско-русско-белорусский, но он мне дорог. Через две недели после начала войны село было оккупировано немцами, и мы находились до конца войны в тылу врага. Я в семье была младшей, были еще две сестры 1930 и 1936 годов рождения, два брата 1932 и 1934 года рождения. Маме на тот момент был 31 год. Я, трехлетняя девочка, очень боялась немцев, держалась за подол маминой юбки и везде следовала за ней. В нашей избе, как и у всех, расположились фашисты, много их спало на полу, устланном соломой. Оружие их стояло у стены, у изголовья. Они заставляли маму целый день топить печь, греть им воду (они много мылись), и варить, варить все, что они излавливали во дворе: кур, гусей, поросят, телят - все было ими уничтожено.

Полицаи в селе зверствовали больше чем немцы. Грабили, убивали. После войны они все были посажены в тюрьмы на 10 лет. Я же думаю, что этого срока им было мало за их зверства, надо было дать им пожизненное заключение.

В Смоленской области было много партизанских отрядов, которые жили в нашем лесу, нужно было помогать им (книга «Шумел сурово брянский лес» - это о наших местах). Приходили они ночью за едой, а также информировали население о положении на фронте. Именно от них мы узнали о том, что план фашистов захватить Москву провалился. Так незадолго до наступления наших войск всех предупредили, что наша армия наступает и будут большие бои за село. Всем нужно уйти из села, а куда идти, лес да болото, по колено вода, а сверху еще и дождь, сушить одежду было негде, костры были запрещены, чтобы не выдать себя. После большого боя наши освободили село, но половину села немцы успели сжечь. К счастью, наша хата осталась невредимой. За селом на поле было много трупов и раненых. В нашей хате тоже были раненые, помню, как один все просил: «Девочка, дай попить», почему-то я одна была дома. «Не бойся меня, я русский». Я несу воду в алюминиевой кружке, от страха трясется рука, вода плещется через край. Помню, как сейчас, наяву.

По возвращению из болота жителей села в нашей хате жило много человек, родственников, у которых немцы сожгли дома. Никто не был обижен, жили дружно и весело.

Наконец настал день победы. Мне уже было 7 лет, я хорошо помню какой красивый был день, яблони в цвету, солнечно, тепло. Все село, и стар, и млад, собрались, пели песни, плясали, плакали кто от счастья, кто от горя, получив похоронки.

И вот настали послевоенные будни, нас пятеро, кушать нечего, надеть тоже. Познали мы холодное, голодное, босоногое детство. Школа-десятилетка была рядом с нашей хатой, я босиком до заморозков ходила в школу, как и мои братья и сестры. Ходили в поле, собирали колоски, гнилую картошку, молодую крапиву, щавель, кое как доживали до лета, а там уже и яблочки ранние поспевали, и картошечку подкапывать можно было. Одним словом, оживали.

Несмотря на все трудности, голод и все невзгоды, мы окончили школу, получили кто среднее, кто высшее образование, вышли в люди. Я окончила Брянское медучилище, получила диплом фельдшера. Была направлена в село Каха Осинского района Иркутской области. Проработала там семь лет, поступала в мединститут, но не хватило баллов. Вышла замуж и обосновалась в Бохане. С 1964 года проработала 48 лет в Боханской больнице, имею много благодарностей, знак «Отличник здравоохранения». Работала фельдшером-окулистом, фельдшером организационно-методического кабинета, рентген лаборантом, старшей сестрой поликлиники. Имею двоих дочерей. Мужу 87 лет, 37 лет отдал работе на ретрансляционной вышке. Имеет много благодарностей, труженик тыла. Всю свою трудовую жизнь и по сей день помогала многодетным семьям. Думаю, никто не был обижен на меня. Спасибо всем, будьте милосердными и счастливыми».

Отдел обслуживания Межпоселенческой библиотеки

730

Оставить сообщение: