icon_gotop
18+
autorisation
Войти | Регистрация
Иркутское время
00:43
Среда, 22 Сентября
Рекламный баннер 990x90px top

Деревня моя, деревянная, дальняя

2016-08-11
Деревня Донская муниципального образования «Середкино» – это место, где о прошлом говорят больше, чем о будущем. Нет уже ни колхозной откормочной площадки для скота, ни фермы, ни большого птичника в местечке Корбулак, где когда-то «белым-бело было от птицы», как вспоминают местные жители. Молодежь на заработках, в лесу или в городе, и во многих домах живут только люди пожилого возраста. Рабочие места тут есть в начальной школе, да в недавно открывшемся магазине. Деревня разделена на две улицы протекающим безымянным ручьем. Ярким пятном выделяется небольшая разноцветная детская площадка, построенная по программе «Народные инициативы».С любовью и болью говорит о деревне Донской, где родился и вырос, Александр Васильевич Ершов, сегодня житель села Казачье. Много лет отработал он в местном совхозе водителем, а находясь на пенсии, нашел увлекательное занятие: мастерит исконно русские расписные сани, да записывает по воспоминаниям своим и услышанным от старожилов историю родной деревни. «Еду с Казачьего в Середкино к своим взрослым детям, обычно с внуками, на горе, на горизонте появляется заимка Донская, – рассказывает Александр Васильевич, – и внуки всегда в этот момент говорят: «Сейчас дед скажет: «Деревня моя, деревянная, дальняя, смотрю на тебя я, прикрывшись рукой...». Так началась заимка Донская Вот что рассказывал Александр Васильевич об истории деревни Донской: В начале ХIХ века с Дона сослали трех братьев Донских, расселили по разным поселениям Иркутской губернии. Один из них, по имени Василий, остался здесь – так и стала в этом месте заимка Донская. Кругом был густой лес, в низких местах было болото, на лугу озеро, и еще в 50-х годах ХХ века болото сохранялось. Василий одним топором срубил себе избу. Избушка была маленькая, были в ней два окошка и печь. Василий женился, родились у него двое сыновей – Петр и Константин. Петр Донской женился на девушке Ольге из Казачьего, у них родились шестеро сыновей и три дочери. Петр был человеком умным и хозяйственным, занимал 62 крестьянские десятины (крестьянская десятина — 60х80м). Мельница для такого урожая была за двором, она славилась на всю округу, приезжали к ней окрестные буряты молоть зерно. Еще была водяная мельница на Ангаре. Муку молол на этих мельницах в долг, должников записывал в долговую книгу, а перед смертью своей сжег ее, и таким образом все должники были прощены. Умер Петр в 1908 году. Сыновей его звали Степан, Павел, Дмитрий, Алексей, Василий и Николай. Одну дочь звали Авдотья, имена остальных неизвестны. У Константина Васильевича, брата Петра, было пятеро сыновей (Павел, Григорий, Степан,остальные имена неизвестны) и дочь. Один из сыновей, Степан, женился в 28 лет на девушке по имени Степанида, в браке у них родились десять детей, но выжили только четверо: Анастасия, Петр, Василий и Павел. Степан Петрович прослужил в армии восемь лет, участвовал в Китайской войне, русско-германской 1914 года, был несколько раз ранен, но после поправки каждый раз возвращался в строй, награжден тремя Георгиевскими крестами. Хозяйство его было небольшим, восемь-десять десятин земли, лошадь, четыре коровы да бычок, но после революции Степан Петрович все равно попал под раскулачивание. Забрали у него все: и кресты, и даже запасной протез, а семью выгнали из дома. Старшего сына, Петра Степановича, отправили на принудительные работы. Раскулачивать пришли осенью, Донским разрешили вырыть землянку, в ней все и жили. Что в огороде всего было насажено, ничего брать не разрешили, сказали, что будет здесь столовая, рабочих кормить будут. Раскулаченная семья жила тем, что у людей по хозяйству работали, пряли да ткали. Анастасия позже устроилась в Евсеево уборщицей в школу и каждый день ходила за пять километров на работу, сын Павел в 14 лет пошел работать в колхоз. Мало-помалу опять нажили добра, постепенно переехали в дом. Началась война. Петр пошел добровольцем на фронт, воевал на Ленинградском фронте, пришел с войны, да пожил недолго – всего два года, сказались ранения. Павел участвовал в войне с Японией, после войны работал в колхозе. Сначала на прицепном комбайне «Сталинец», потом осваивал самоходные комбайны. Так и проработал на комбайне до самой пенсии, и всегда был в передовиках. Василий Степанович выучился на учителя, всю жизнь проработал учителем в селе Узкий Лог, был директором школы, парторгом в совхозе «Петровский». Жена его Елизавета работала там же учительницей, вырастили четверых сыновей. Брат Степана Петровича Павел Петрович тоже жил на заимке Донской в доме отца Петра Васильевича. Был он грамотным и даже выписывал газеты из Петрограда. Жена Мария Николаевна, дети: Анастасия, Клавдия, Павел. Сам Павел Петрович умер в 1933 году, семья переехала в Черемхово. После коллективизации был организован колхоз, в 40-х годах он назывался колхозом имени Ворошилова. В него входили заимки Донская, Мутиново и Евсеево. Председателем был Яков Семенович Мутин. Пахали землю, сеяли, жали хлеб серпами, косили сено, держали коров, коней. Пашни были от заимки на протяжении трех-четырех километров, не больше. Сенокосные покосы арендовали у бурят в Бильчирских улусах, летом косили в зароды, а зимой возили на санях. В лихие годы испытаний... В годы гражданской войны заимка Донская прогремела славой недоброй. С весны 1920 года в Черемховском уезде развернулось повстанческое движение против советской власти. Одну из банд, промышлявших в Боханском районе, возглавлял Дмитрий Павлович Донской, выходец из крестьян села Евсеевского Балаганского уезда, фронтовик, казачий унтер-офицер. Его боевой отряд стал грозой Черемховского уезда, был неуловим до 1923 года. Убивали сельских активистов, грабили лавки потребительской кооперации. В повстанцы Донской ушел после попытки насильственной мобилизации в Красную армию. Был он молод, не старше 25 лет, и в нем играла лихая кровушка отца – грузина (овдовев, мать Донского жила гражданским браком с поселенцем-грузином Черкидзе, а ребенка записала на фамилию первого мужа). По воспоминаниям современников, он был человеком безудержной лихости и отваги, но и жестокостью отличатся зверской. Один из ветеранов комсомола поселка Михайловка Георгий Попов описал любопытную историю своей встречи с Донским. Однажды командир михайловского отряда ЧОН Антон Хоменко получил от Донского письмо с сообщением, что он едет в гости в Половину и просит приготовить угощение. Хоменко расставил на концах улиц и у важных объектов железной дороги парные посты. Георгию Попову достался пост на западной стороне улицы Советской. Когда совсем стемнело, к посту подъехали две подводы с крестьянами. Попов остановил их и потребовал документы. Крестьяне объяснили, что едут в Половину на свадьбу и показали две справки с печатью сельсовета. «Я зажег спичку, – писал Попов, – посмотрел документы и на мужиков. Мне все они показались одинаковыми, кроме одного – высокого черного человека с бледным цветом лица». Попов сам проводил их до места, чтобы убедиться в правдивости слов. В одном из домов их встретили, подтвердили, что приехали долгожданные гости. С тем он вернулся на свой пост. А через три дня Хоменко вновь получил письмо от Донского с благодарностью за встречу и почетный эскорт чекистов. Уничтожить Донского поручили опытному командиру Красной армии, сподвижнику Лазо Ивану Строду, разгромившему в Якутии отряд генерала Пепеляева. Трое суток отряд Строда преследовал Донского по Заангарью, пока не настиг на заимке Пущинской (Трининской) Олонского сельсовета, где в бою были убиты Донской и большая часть его бойцов. Что за деревня без школы В 1943 году появилась Донская начальная школа. С первых дней трудилась в ней учителем Евгения Афанасьевна Донская (Федосеева). Она закончила 10-месячные курсы при Боханском педагогическом училище, поработала в Нельхайской школе Аларского района, и 37 лет – в Донской школе. Воспоминания Евгении Афанасьевны о первых годах работы бережно хранятся в школе. «Дети в то время уже ходили учиться в Мутиновскую школу, и родители стали хлопотать, чтобы открыли школу у нас в деревне, – вспоминала Евгения Донская. – Подобрали помещение, это был клуб. Меня назначили заведующей этой школы и учительницей. Так появилась Донская начальная школа. Партами поделилась Мутиновская школа, дали стол, стул, небольшую классную доску и все». «1 сентября 1943 года школа открыла свои двери для приема детей. Их набралось около 20 человек на все четыре класса, были и переростки. Класс получился очень холодным, в нем было 10 окон, все одинарные. На зиму делали соломенные маты и закрывали окна из класса. Ставили железную печь и топили во время уроков, а вечером уборщица протапливала кирпичную. На уроках сидели даже в шапках, не говоря уже о пальто. Сама я ходила в полушубке. Несмотря на это, все были довольны: и ученики, и родители, и я. Все дома. И школу свою мы полюбили, она красовалась средь деревни резными белыми наличниками. Весной и осенью было тепло от солнца благодаря большому количеству окон, особенно после обеда, было уютно в классе. Чтобы все довести до ума, пришлось много похлопотать. Кончилась война, пришли мужчины, в деревне стало веселее, чувствовался подъем сил. Взялись и за школу. Подняли на крышу землю, проконопатили, сделали двойные окна. Увеличили коридор, утеплили его, выложив плиту, на которой мы готовили горячие завтраки для детей – кипятили чай, варили картошку, кисель. Мало-помалу, к школе пристроили ограду, садик, озеленили, загородили огород, где сажали картошку для завтраков. Наглядные пособия и методическую литературу выписывала или покупала, счета оплачивал сельсовет. Плохо было с дровами, женщины рубили вручную, была дана норма каждой семье. Потом купили пилу «Дружба», и вопрос с дровами был решен». До нынешних времен старое здание школы, маленький домик в центре улицы, ничем не отличающийся от других деревенских домов, не сохранился – после строительства нового здания он был разобран на дрова. Подготовила Елена СЕКРЕТАРЕВА
689

Оставить сообщение: